Хоссейни Х. «Бегущий за ветром»

Халед Хоссейни
«Бегущий за ветром»
М.: Фантом Пресс, 2008. — 448с
ISBN: 978-5-86471-428-7
Khaled Hosseini
The Kite Runner
оригинал 2003

Аннотация

Ошеломляющий дебютный роман, который уже называют главным романом нового века, а его автора — живым классиком. «Бегущий за ветром» — проникновенная, пробирающая до самого нутра история о дружбе и верности, о предательстве и искуплении. Нежный, тонкий, ироничный и по-хорошему сентиментальный, роман Халеда Хоссейни напоминает живописное полотно, которое можно разглядывать бесконечно. Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой — к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого — хром и жалок. Один был запойным читателем, другой — неграмотным. Заячью губу Хасана видели все, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри. Но не найти людей ближе, чем эти два мальчика. Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями. Мальчики — словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами. Роман стал одним из самых ярких явлений в мировой литературе последних лет. В названии своей книги писатель вспоминает традиционную забаву афганских мальчишек — сражения бумажных змеев. Победить соперников и остаться в одиночестве парить в бездонном синем небе — настоящее детское счастье. Ты бежишь за змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя.

Бегущий за ветром

Комментарии

Книга действительно мощная, она была прочитана мной в 2010 году буквально за несколько дней. Стоит ли говорить, что произведение стало лауреатом престижных премий и получило кучу положительных отзывов от уважаемых критиков в США и по всему миру.

Это действительно до невозможного наполненная трагизмом берущая за сердце история. Меня эта книга увлекла своим погружением в жизнь давно интересовавшего меня своей историей и культурой Афганистана. В книге главным является сюжет о дружбе, предательстве, расплате. Я нашел в ней глубокое погружение в атмосферу азиатского Кабула, традиции, обычаи этого региона, исторически находящегося на границе интересов российской и британских империй. Произведение изобилует мельчайшими деталями Афганской жизни и покрывает широкие временные рамки начиная с 30-х годов XX века. Автор старался показать все ужасы советской военной кампании и её последствий, к сожалению, мне она показалась до неприличия похожей на официальную позицию американских политиков, и это не удивительно, не стоит обвинять автора в этом. Читать без слез эту местами очень тяжелую книгу практически невозможно, ровно как и невозможно остановиться прочитав первую страницу.

После этой книги буквально сразу и с не меньшим упоением прочёл второе произведение автора «Тысяча сияющих солнц» — еще больше раскрывающую суровые обычаи и нрав афганских народов (пуштунов, хазарейцев, таджиков) и их соседей. В 2007-м году Марком Форстером был снят одноименный фильм «Бегущий за ветром», но тем кто прочёл книгу кинопостановка не понравилась — большинство комментаторов в своих отзывах сошлись на том, что «фильм нельзя назвать снятым по книге, а лишь по мотивам» сетуя на упущенные ключевые события книги.

Рекомендовал бы я книгу? Да, однозначно, ведь историю более захватывающую трудно найти. Без сомнения, книга заставит вас испытать весь спектр эмоций.

Цитаты

Тем, кто я есть, я стал зимой 1975 года, в морозный пасмурный день. Эта минута навсегда врезалась мне в память: пригнувшись, я хоронюсь за саманной стеной у замерзшего ручья и украдкой наблюдаю за тем, что совершается в переулке. Все это происходило давно, но не верьте расхожим присказкам, что, мол, «было и быльем поросло». Прошлое впивается в тебя словно когтями, не оторвешь. Оглядываясь сейчас назад, я четко понимаю: вот уже двадцать шесть лет кряду я тайком наблюдаю за тем, что творится в переулке. И нет этому конца.
Этим летом мне позвонил из Пакистана мой друг Рахим-хан и попросил приехать. Я стоял в кухне, прижав к уху телефонную трубку, и сознавал: это не простой звонок. Меня настигло прошлое, мои неискупленные грехи. Закончив разговор, я вышел прогуляться. Путь мой пролегал вдоль озера Спрекелс у северной границы парка «Золотые Ворота»1. Едва перевалило за полдень, солнечные лучи сверкали на поверхности озера, по воде пробегала легкая рябь. Свежий ветерок раздувал паруса игрушечных корабликов. В небе плыла пара красных воздушных змеев, их длинные голубые хвосты полоскались в воздухе. Люди, деревья, ветряные мельницы и прочая мелочь остались далеко внизу, и змеи величественно созерцали Сан-Франциско, город, который стал мне домом. И тут я услышал слова Хасана: «Для тебя хоть тысячу раз подряд». Голос мальчика с заячьей губой, который обожал запускать воздушные змеи и всегда первым прибегал к месту их приземления, отчетливо прозвучал у меня в голове.
Я присел на лавку под ивой, стараясь переварить слова, которыми Рахим-хан закончил разговор: «Тебе выпала возможность снова встать на стезю добродетели». Глядя на воздушных змеев, я думал о Хасане. Думал о Бабе. Об Али. Вспоминал Кабул. Вспоминал, как я жил, пока не настала зима 1975 года. Эта зима все изменила. И сделала меня таким, какой я есть.

– Я был не такой. – Слова Бабы прозвучали мрачно и зло.
Рахим-хан рассмеялся:
– Дети – не книжки-раскраски. Их не выкрасишь в любимый цвет.
– Говорю же тебе, я был совсем другой. И дети, среди которых я рос, были не такие.
– Знаешь, ты такой эгоцентрик иногда, – произнес Рахим-хан. Из числа наших знакомых он был единственный, кто мог позволить себе сказать Бабе такое.
– Это здесь ни при чем.
– Да неужто?
– Да.
– В чем же тогда дело?
Диван под Бабой заскрипел. Я закрыл глаза и еще теснее прижал ухо к двери.
– Иногда я гляжу в окно, как он играет на улице с соседскими детьми. Они командуют им, отнимают игрушки, толкают, пинают. А он никогда не даст сдачи.
– Он просто мягкий человек.
– Я не об этом, Рахим, ты прекрасно знаешь, – рявкнул Баба. – В этом мальчике как
будто чего-то нет.
– В нем нет низких побуждений.
– Самозащита – не низость. Знаешь, что всегда происходит, когда соседские мальчишки задразнивают его? Появляется Хасан и прогоняет их. Я это видел собственными глазами. А когда я его дома спрашиваю, почему у Хасана лицо поцарапано, Амир отвечает: «Упал». Рахим, в нем точно нет чего-то важного.
– Позволь уж ему определиться самому.
– И где он окажется? – спросил Баба. – Из мальчика, который не может постоять за себя, вырастет мужчина, на которого нельзя будет положиться ни в чем.
– Ты, как обычно, все упрощаешь.
– Не думаю.
– Ты боишься, что не сможешь ему передать свой бизнес, вот и злишься.
– Вот уж упрощение так упрощение! – захохотал Баба. – Я знаю, вы любите друг друга, и очень этому рад. Меня зависть берет, но я рад. Вот что я хочу сказать. Хорошо бы рядом с ним был человек, который бы его… понимал. Бог свидетель, я его не понимаю. И кое-что в Амире меня ужасно тревожит. Мне трудно выразить, что именно… (Перед глазами у меня так и встал образ отца, подыскивающего нужные слова. Хоть он и понизил голос, я все отчетливо слышал.) Если бы жена не родила его у меня на глазах, я бы не поверил, что он мой сын.
На следующее утро, накрывая мне к завтраку, Хасан спросил, чем я расстроен.
– Отстань! – заорал я.
Насчет низости Рахим-хан ошибался.

Для тебя хоть тысячу раз подряд!

Не стоит лезть из кожи вон, лишь бы отец был доволен. Ничего хорошего не выйдет. Достаточно вспомнить воздушного змея.

Обрести и вновь потерять всегда больнее, чем не иметь вовсе.

Папа мне говорил, что нельзя никому причинять зло, даже плохим людям. Вдруг они просто не умеют иначе. И потом, самый плохой человек может однажды исправиться.